Previous Entry Поделиться Next Entry
Длинный-длинный отчет с ПРИ Mass Effect: Первый контакт.
prisoner
dr_galeno
Очень много всего надо рассказать и хочется рассказать. С чего начать…
Начну с эпиграфа:




К чему это? К тому, что “Worth it”. Totally worth it. Игра стоила своего. Каждая минута, проведенная у швеи, каждый рубль, потраченный на костюм, на антураж, на алкоголь, на дорогу, каждый вдох воздуха, наполненный испарениями от плавящейся пластмассы, которая формуется под пистолет, каждый час без сна, каждый синяк и порез на полигоне, каждое разочарование, каждая боль, каждое заброшенное в реальной жизни дело – все это совсем не большая плата за то, что было на полигоне Истомино под Нижними Новгородом, на ПРИ «Mass Effect: Первый контакт», устроенной МГ «Нормандия» с 8 по 11 мая 2014 года.
Отчет будет по сути пересказом событий и мнением и ощущениями моего персонажа и иногда меня. За спасибками – в конец текста.

Итак, о персонаже. Уильям Джеймс, цитата из дела: «Зачислен в Академию ВВС в 2149 CE. Выпустился с высшими оценками в 2153 CE в звании младшего лейтенанта. Поступил на службу в патрульный флот станции Арктур. В 2155 CE переведен в учебную часть на должность инструктора с повышением звания до лейтенанта. В 2157 CE арестован, за угон и порчу имущества (истребителя). По решению трибунала повышен до штабного лейтенанта (старший лейтенант) за заслуги во время обороны Шансьи, разжалован за угон и порчу имущества, до звания лейтенанта. Переведен во Второй флот в качестве пилота истребителя-перехватчика. Награжден медалью «За освобождение Шансьи».

Не храбрый, но безрассудный. Совершивший достаточно подвигов, но не герой. Плюющий на дисциплину, но с твердыми принципами. Источниками вдохновения для него стали персонажи майор Джейсон Скотт из игры «Шторм: солдаты неба» и Уильям Джеймс, сапер из фильма «Повелитель бури/The Hurt locker».
Война окончена. Пилоты режутся в карты и пропивают жалование в баре на Шансьи. Уилл этому не препятствует, а скорее активно в этом участвует, но, все же, все истребители в полной боевой готовности, отполированы и почти каждый день звено отрабатывает маневры если не вживую, то на симуляторе.

Очередной вечер в баре, 8-й от начала месяца. Какое-то космическое пойло фиолетового цвета. Возможно, трофейное. Уилл стоит за стойкой, посматривает на окружающих и думает. Конечно, не воевать хорошо. Но без этого-то что теперь делать? Такие мысли приходили часто. Приходилось заглушать их картами, кутежами или хотя бы гитарой. Но в тот вечер ничего этого не потребовалось. По чистой случайности в баре оказались наипримечательные личности среди которых была часть команды «Призрачного Охотника» (каперского судна), капитан Морозов (едва ли не герой в глазах Уилла), Эсварт (человек, чудом выживший после того, как спас крейсер «Токио» от неминуемой гибели из-за аварии и теперь на четверть состоящий из металла), а так же некий агент N7.

Нет смысла описывать все разговоры того вечера, как и, в общем-то, поездку на общественном транспорте на Дигерис. Почата была не одна бутылка (в том числе и трофейный левоаминный турианский виски), обсуждено было многое, в том числе артефакты Протеан, судьба человечества и та страшная авария с «Токио». Важно то, что эти разговоры расшевелили и оживили Уилла, заинтересовав в новых событиях.
Утро 9-го было тяжелое. Мало того, что голова гудела, организм требовал регидратации, так еще и в рань-раннюю пришла шифровка из штаба. Адмирал Войт приказал Уиллу Джеймсу поступить в полное распоряжение агента N7 Джона Терна. «Ах, вот как звали того парня из бара!» - пришло внезапное осознание Уиллу, «…и кажется, вчера он говорил что-то о террористах на луне Шансьи, укравших какой-то важный чип данных». Что ж, по крайней мере, жизнь начинала набирать обороты, кто ж знал, что это раскручивается огромный маховик, который затронет всю Вселенную.

Кажется, скука отменялась. Поэтому Уилл не стал возражать, когда прибывший адмирал Дрешер приказал сопроводить его на Дигерис для переговоров с главой турианской иерархии – генералом Коррусом (поэтому, а еще потому что попробуй, возрази генералу). Сопровождать предполагалось даже не в качестве пилота – для этого был нанят частный корабль. От дипломатии сводило скулы, руки и мозг, поэтому, когда адмирал сказал: «Вы можете быть свободны», Уилл с большим удовольствием отправился обратно на Шансьи в ангар к своим истребителям. Гитара, мысли, скука. Где Джон Терн непонятно, собирается ли он вообще выполнять задание? Впрочем, пока все равно беда с транспортом – на истребителях нет пассажирских мест. И задание его, так что проявлять инициативу тоже ему. Адмирал о шифровке осведомлен, что еще делать? Не нарушать же устав – попасть на трибунал опять Уиллу не очень-то хотелось. «Корабли без капитанов, капитан без корабля…»

Но маховик уже начал движение, его было не остановить. Разрешения на посадку для дозаправки попросил корабль с литерой «N» и цифрой «7» на обшивке. Так, Уилл впервые увидел корабль «Аноним» и его невероятного командира старшего лейтенанта N7 Джейн Смит, которым предстояло сыграть огромную роль в его судьбе, да и в судьбе всего мира. Надо сказать, что Уильям Джеймс крайне уважал любого прошедшего программу N7, поэтому первая встреча с Джейн его не особо удивила: красивая фигура, крепкая броня, мощный пулемет, приятный голос, разговор по делу. Но что еще ждать от N7? Они лучшие.
После того как Уилл и Джейн представились друг другу, а Уилл отправил техников заправить «Аноним», Джейн последовательно ввела его в суть своего задания, открывая подробности лишь постепенно (что это было: проверка или постепенно осознание всех подробностей задания самой Джейн?). Для начала она попросила расшифровать некую звездную карту. Использовав стандартную карту галактики и кое-какие практически знания, а так же сведения от Джейн, легко удалость установить, что предоставленная схема – это карта галактики с отмеченными местами наиболее вероятного расположения черных ящиков крейсеров ВКС Альянса, участвовавших в конфликте у ретранслятора 314. Задание нужное и важное, в рамках грядущего суда о войне Первого Контакта. Не зря Джейн заявила: «Мы летим спасать мир».

Однако она явно нуждалась в помощи. Хотя бы в помощи опытного пилота. Но как Уилл мог покинуть Шансьи без приказа? Тем более, что в любой момент мог заявиться Джон Терн со своим заданием. Но если уговорить Джона помочь Джейн с заданием… Как по волшебству скоро появился и Джон. Он был согласен помочь, а затем и сам адмирал назвал задание Джейн более важным. Итак, два агента N7 в тяжелой броне и пилот, ветеран войны, не такой уж плохой расклад для того, чтобы лететь на край вселенной (в звездную систему Сплин). Было решено взять еще одного человека, но почти сразу Уилл, Джейн и Джон узнали, что адмирал нанимает в помощь «Призрачного Охотника» и более того – летит сам инкогнито, как простой парень Кастани (Уилл лично пожертвовал свою парку с капюшоном для адмирала, правда, не сказать, чтобы она сильно помогала скрывать личность). Надо сказать, что «Призрачный Охотник» нужен был еще и за тем, что у одного «Анонима» не хватило бы топлива слетать туда и обратно весь путь.
Итого, целых два корабля отправилось за черными ящиками БК «Хокинг». «Аноним» вел Джеймс (и получал от этого искреннее удовольствие, надо сказать, пускай скорость не так велика, но сенсоры и орудия…) а «Призрачный Охотник» его капитан – Джонатан Эмброуз (который когда-то давным-давно пилотировал «Токио» на службе Альянса). Перелет был, скорее скучным, никак нельзя было отвлекаться на исследования. В системе Сплин, корабли состыковались и было принято решение, что «Аноним» остается на орбите, а «Призрачный охотник в два рейса высаживает всю команду.

Дальше… дальше было тяжело. Буквально. Гравитация придавливала к земле и не давала нормально двигаться и стрелять. Было жарко, оголенные провода угрожали ожогом и электрическим шоком. А еще радиация и бандиты, судя по выкрикам, связанные с Серым Посредником. Все показали себя неплохо. Возможно и были чересчур осторожны, но благодаря этому удалось избежать серьезных потерь (а еще благодаря численному преимуществу, засветке тактическими фонарями, лазерным целеуказателям, заклинившему оружию у пирата и… и N7! (Какие, нафиг, пираты могут противостоять N7? Ну, о чем вы, право слово). Непросто, правда, пришлось в конце. «Призрачный Охотник» не мог забрать сразу всех. Уилл вызвался держать площадку, с ним же отправился Эсварт, потом не выдержал Кастани, а его поддержал Джонатан, приказав своим отступать (все это было громко, драматично и почти без мата). С таким прикрытием (которое включало в себя пулемет) было не страшно, хотя, не сказать, что было просто. Площадка перед шлюзом маленькая, места для маневра нет, из укрытий только углы. В общем, даже щитам Уилла достался своя пуля. Однако в сравнении с, допустим, Джоном Терном ему еще повезло. На того вообще напало страшное существо с огромными когтями (сломав ему в итоге несущую часть нагрудника) и, несмотря на всю броню, сразу же нанесло ранение.

Задание было выполнено, ящик найден. Несмотря на небольшую путаницу из-за раненных и спешной эвакуации, в результате которой «Призрачный Охотник» полетел сразу на Шансьи, а «Аноним» (с частью команды с «Призрачного», между прочим, и без своего хозяина – Джейн), все было хорошо. Джейн, правда, была не очень довольна, что ее корабль остался на относительно долго время в чужих руках, но она же еще не знала, что может доверять пилоту Уильяму Джеймсу.
Выпить в баре, немного насладиться ощущением победы, проверить, как поживает звено и опять в ангар – скучать. Прилетала Джейн. Звала в космос. Но приказов об этом нет и как покинуть пост? Так Уилл незаслужено, как ему показалось, был назван «телом» и снова остался в одиночестве. Время текло, очередная тренировка звена прошла отлично и тут в эфире раздался подозрительно знакомый голос, но в каком-то незнакомом состоянии: «Пш-пшш Шансьи… это..Ан.. Аноним! Давайте, разрешайте посадку!» и по весьма сложной траектории уже известный Уиллу корабль пошел на посадку. Пожалуй, самым вежливым способом описать состояние Джейн и ее пассажира Эсварта (но особенно Джейн) будет, если сказать: «Крайне веселое и оптимистичное».

Итак, Джейн снова хотела отправляться в дальний космос. В тот раз она просила, требовала, брала на слабо, ссылалась на свое состояние и что ей нельзя за руль… Словом, тут уж Уильяму стало не до устава. Надо было решать – просто закрыть взлет «Анониму» и дать Джейн отдохнуть и прийти в себя или, все-таки, рискнуть карьерой и доставить Эсварта и Джейн куда надо. А надо было сначала на Дигерис. Где вполне мог оказаться адмирал Дрешер… Но на Дигерисе какой-то турианский ученый (Уиллу было абсолютно пофиг) ждал Эсварта для серьезного разговора и, вроде как, довезти больше некому, и просьбы Джейн…
Уилл снова оказался за рулем Анонима. В этот момент он понял, что принял правильное решение, все-таки, быть за штурвалом куда как лучше, чем просто торчать в ангаре. Даже если из салона, а иногда и из рубки доносятся пьяные возгласы.

На Дигерисе было приятно обнаружить, что, несмотря на все расовые различия, джентльмены всегда смогут найти общий язык, если надо будет помочь одной слегка веселой леди (что было сущим бедствием, говорю вам. Но милым и обаятельным бедствием, чего уж). В итоге лучшим вариантом оказалось усадить леди в кресло, придавить некой тяжелой «секретной турианской разработкой», за изучением которой она и уснула и все смогли вздохнуть спокойно. А Уиллу удалось стянуть и примерить настоящий шлем агента N7 (ну, уважал он их очень сильно, а тут такая возможность). Впрочем, ситуация чуть не стала острой, когда неосторожное движение одного турианца разбудили прекрасного агента N7. Которая первым движением сделала что? Правильно, схватила пулемет. Было смешно и немного страшно (хотя Уиллу, скорее только смешно). Турианцы, разморенные жарой и уставшие от службы и от назойливых гостей спокойно отдыхают, и тут агент вскакивает N7 c ошалелыми глазами в тяжелой броне и с пулеметом, которая еще не совсем понимает, где она находится. Турианцы резко пытаются вскочить, но каждый замирает, когда дуло пулемета наводится на него, потому что понимает, что резкие движения сейчас могут привести к плачевным последствиям. Что ж, броситься к Джейн, повалить ее на землю и отшвырнуть пулемет – было бы пожалуй самым правильным решением. Оно грозило пинком в пах, ударом под дых, но это хотя бы несмертельно, да и, в общем-то, когда еще с агентом N7 в обнимку поваляешься? Но Уилл слишком уважал N7. Потому предпочел встать между пулеметом и турианцами и успокоить Джейн. К счастью, в себя она пришла довольно быстро. Что характерно даже после этого от идеи лететь в дальний космос «просто так», за деньгами и исследованиями она не отказалась.

Еще некоторое время пришлось подождать Эсварта. Вообще тот день был крайне насыщен… ожиданиями. Хорошо, хоть, турианцы оказались приятными парнями и никаких претензий не предъявляли. Итак, замечательная троица отправились на Цитадель, чтобы оттуда стартовать в неизведанные дали. По каким-то делам на Цитадели Эсварт отделился, а Уилла и Джейн ждал неприятный сюрприз – адмирал Дрешер. Он не знал тогда, куда собираются эти двое (не то бы Уиллу сразу влетел выговор) видя ситуацию так, что только что его пилот в сопровождении агента N7 свозили Эсварта на Дигерис, как было условлено еще вчера. Но Джейн получила от адмирала приказ – охранять капитана Морозова, чтобы он любой ценой дожил до процесса суда (кто ж знал, что Морозову совсем-совсем не нужна охрана). А отправляться в опасный дальний космос с тем, кого должен охранять… Или оставить на Цитадели и напрямую нарушить приказ? Впрочем, Уилл получил приказ еще лучше. «Лейтенант. Приказываю: следи за N7. В случае угрозы – устранить». Он предполагал, что пилот истребителя, вооруженный всего лишь тяжелым пистолетом справится с выпускником N7 в тяжелой броне и с пулеметом? Большой комплимент, адмирал. Непомерно большой. В случае необходимости выполнить приказ мог спасти только элемент неожиданности, удар в спину и еще какие-нибудь хитрые условия. В любом случае, надо было втереться в доверие. Так что, можно сказать, что это тот редкий случай, когда личные желания не сильно расходились хотя бы с частью приказа.
Ну, а дальше с Морозовым случилось страшное. (Уж не знаю, как он умудрился умереть, так что Джейн не отдали по трибунал, но… факт остается фактом – господа, берегите голову). Это было весьма печально, но полностью освободило нас от странных приказов адмирала. Каким-то образом мы пересеклись с «Призрачным охотником» и полетели в космос, оставив «Аноним» в доках Цитадели. Итого. Три пилота в одном корабле (а может, и четыре, не знаю, имела ли Джейн такую квалификацию) и ни одного инженера, что может пойти не так? Мы примерно представляли и, в общем-то, морально были готовы почти ко всему.
Кроме очередного витка того самого маховика, что раскручивался и раскручивался. Только был сделан прыжок в систему Асгард, как у «Призрачного охотника» отказали все системы. Ушли в перезагрузку. Почти все. Оставшихся сенсоров хватило, чтобы увидеть, что к нам приближается. Корабль родом из кошмаров, словно легенды земных морей обрели свою жизнь в космосе. Огромный корабль странной конструкции, состоящей из синтетических и органических элементов. Из плоти, буквально. Мы ничего не могли сделать. Но когда он начал сверлить дырку в обшивке капитан Эмброуз крикнул: «К бою!» и все нацелились на вход. Стоило незванному гостю показаться, как два пулемета и один тяжелый пистолет заработали одновременно. Но тщетно. Незванным гостем оказался какой-то украденный андроид-биотик. Биотикой-то он, кажется, и увел, стоящего ближе всего к шлюзу.

Что нам оставалось делать? Двигатель сломан. Все системы работают, но, даже если мы починим двигатель, где искать теперь тот корабль? А если мы его найдем, как его убить или то, что он посылает на нас? Итак, ни одного инженера, двигатель попеременно пытаются собрать все, но ничего выходит. На сигнал «SOS», хвала всему, прилетел корабль, на котором был Эсварт, собравший нам двигатель за минуту. Без товарища нам пришлось возвращаться на Цитадель. Где мы и обнаружили этого товарища! Ну, и конечно у него была метка. Что за метка? Дело долгое и дело темное. Если кратко – метка катализатора(думаю, про глобальный сюжет, вы можете прочитать где-нибудь еще. В мастерском отчете, например). Мордой в пол (ну, не буквально) и в карантин.
Где-то там шел суд. По поводу «Инцидента у ретранслятора 314», как называют войну Первого Контакта, Турианцы. Где-то там свидетели докладывают о нападении корабля подобного тому, с которым встретился «Призрачный», где-то выдвигается теория, что у 314 ретранслятора была еще и третья сторона. Что ж, это все большая политика, это дело командования, а место пилота в баре. Глупо, наверное, было ожидать увидеть там Джейн, ведь если агент N7 говорит «После сегодняшнего надо будет обязательно напиться в баре», это ведь совсем ничего не значит. Агент N7 может сорваться с места в любое время бар, не бар, а служба важнее.

Но напитки в баре стоили дорого, жалование небольшое, музыка не радует. От адмирала едва удалось отбрехаться, что на «Призрачном охотнике» Уилл летал по делам N7, а не за деньгами и плюшками. В драке, в которую влез Уилл, защищая честь (неважно кого) тоже без успехов. Так и прошел бы вечер в тоске и неопределенности, если бы не случайная встреча со спектром в «Чистилище», и замечательные ВИ бара. Первое дало Уиллу немного мудрости, а впоследствии и денег (на земном ebay зажигалка, которой он давал прикуривать спектру продалась за свеженькие 500 кредитов), ну а вторые несколько раз налили за счет бара и вытащили на танцпол. Что еще нужно, чтобы забыть все дурные мысли кроме алкоголя и громкой музыки? Да, пожалуй, ничего. Так закончился первый день.

Второй день был не хуже. Скучать тут не приходилось. Адмирал Войт прислал гневную шифровку Дрешеру и Джону Тернеру, а, значит, время собирать бластеры и корабли. Но сначала на Омегу – за разведкой и наркотой. Неизвестно, как там получилось с первым (задание чужое), а вот стимуляторов набрали и для боя и не только (Удивительно, но пригодились и те и те). Лейтенант Ли задавала вопросы о чужих расах для своего медицинского эссе (тоже за деньги) и вообще все было мирно и тихо и ничего не предвещало, что бедную Омегу разделают под орех. А что поделать – Цитадель не любит, когда им не отдают артефакты.
(Нам всего-то нужна была луна Шансьи и база террористов на ней, но в космосе была очередь, так что наша команда, состоявшая из все тех же фактически людей (два N7, пилот ВКС, адмирал ВКС, да капер) устроила привал у бункера. Нам поступило предложения побыть пиратами для следующих, кто пойдет зачищать данж. Что ж. Погружение было отличное. Мы придумали матерные рифмы для всех объектов вокруг, мы играли в азартные игры, мы устраивали одну мексиканскую дуэль за другой, обсуждали тактику и боевые кличи… лишь для того, чтобы узнать, что та группа игроков для которой мы должны были бы стать пиратами это мы и есть. Печально. Но данж нам устроили).

Бой на спутнике Шансьи был жарким. В этот раз у Альянса не было тотального преимущества. Позиции были неплохо укреплены, нападение производилось с фронта, с тыла, с флангов. В бой пошла биотика (да, черт подери было приятно прятаться за адмиралом, которого держат телекинезом в отсутствие укрытий). Один из ключевых моментов боя – прорыв агента N7 Джейн вперед. Это было безрассудно, глупо, но… Это разбило порядок противника, позволило остальным пройти и аккуратненько все подчистить. Правда, убежавшую Джейн догнал биотик с внушением (уж не знаю, как он к ней подобрался, посветил фонарем в лицо и сказал: «слушай внимательно», а затем приказ). В красотку Джейн, конечно, никто стрелять не стал, даже при том что она всадила генералу в спину пулю, но зачем? Есть же электрические провода! Но оставлять тяжелораненную Джейн в путах проводов тоже было нельзя. Уилл бросился на помощь. Теперь уж можно было неплохо прятаться за бесчувственное тело агента N7 (шутка). Пришлось, правда изрядно поваляться по полу. (Вот и «покувыркался» с агентом N7). Наверное, героически вынести на руках тоже можно было, но у Уилла совершенно не было превращаться в такую отличную мишень. На полу правда были провода, так что… «Лейтенант, Смит, кажется, между нами проскочила искра!». О Джейн позаботятся, и Уилл снова занимает позицию. Звучит приказ к отступлению. И одновременно с этим программа-проводник приятным голосом сообщает, что получила сигнал о местоположении данных. Хиты от красного песка сняты, броня еще кое-как держится, но в сапоге козырный шприц. Патроны на исходе. Все равно вперед, сопротивление, кажется, поутихло, что там может ждать в глубине бункера? Комната, выходов нет на стене бумажка и пакетик, сминая все, не разбирая, что вообще за вещь Уилл хватает пятерней. К следующей комнате. Засада. Выстрел и последний хит брони летит в тар-тарары. Но, ничего пират-террорист, так просто старший лейтенант (повышение за прошлую миссию) ВКС Альянса не сдается. Засветка фонарем и в бой. А тут и Джон Терн подоспел. Уилл забирает папку «Дело №» и вместе с Джоном отступает к шлюзу.
С концом боя пришли и радости жизни. А именно психические расстройства от красного песка и заражение вирусами тем, кто без полной брони. Рамка на Цитадели подает сигнал о вирусе – мистер Джеймс, добро пожаловать в карантин, мисс Смит, добро пожаловать в лазарет. Время в карантине тянулось долго, а сила мании преследования нарастала. Неплохо работает СБЦ, входят в камеру с готовой биотикой, Уилл-то уже броситься готов был с голыми руками и веревкой. Еда, попытка уснуть, попытка выбраться. Попытка выбраться, попытка уснуть. И так до прихода Джейн (персональный ангел-хранитель, двигатель игры, что ли?), явилась не одна, а с доктором Зигфридом, который при помощи комнаты-симулятора вылечил манию (Феерически. Вам когда-нибудь представлялась замочить свою болезнь из психического бластера? Фактически так это было. О, великий мир Масс Эффекта).

К тому времени в карантин с тем же вирусом подсадили еще двоих (в том числе адмирала) и капитана Эмброуза с неизвестной болезнью. Что ж, нас троих вылечили, оказалось, что этот вирус и так бы прошел, но… все лучше. Есть повод отметить в баре. Потом на Омегу, мол, говорят там опять активность… активности-то активность, но извольте капитана Эмброуза сбросить в спасательной капсуле, а вы, капитан Джеймс, висите на орбите под легким метеоритным дождем. Забрать Джонатана и обратно на цитадель.
Тихо, пусто. Адмирал поступает, как настоящий отец-командир: «Альянс – занять позицию в баре, я за всех плачу!». Всем по повышению заодно. И пока где-то творилась дипломатия, Альянс пил, танцевал и радовался тому, что жив здесь и сейчас. Carpe diem. Разве таким может быть дело до жнецов, левиафанов… И все же звучит «Тревога!» и буквально через 30 секунд стартуют «Созвездие» и «Аноним».

А дальше противостояние трех флотов, закончившееся, как известно приходом четвертой стороны. И, собственно, «Аноним» открывает огонь!» Но чертов «Призрачный охотник» все время выходил на линию стрельбы. А все из-за неуемного любопытства и желания дослушать до конца. Что ж, пусть так. (нет, ну теоретически, наверное, можно было выстрели и какой-нибудь другой корабль… но, боюсь, закончилось бы это только тем, что «Аноним» дружно расстреляли, а болтология все равно бы продолжилась)

Дальше вечеринка, алкоголь, наркотики и громкая музыка. Все как обычно. Что еще было на той вечеринке с капитаном Уильямом Джеймсом пускай так и остается в технических коридорах Цитадели. Впереди ждут новые приключения, ведь служба в ВКС Альянса – это не только умение стрелять или управлять крылатыми машинами. Служба ВКС – это еще и умение быть человеком. А от этих чертей никогда покоя не жди.
Тут-то самое время сказать спасибо. Во-первых всей мастерской группе. Конечно, Равилю. Конечно, мастеру по космосу (этому человеку предлагали пойти посмотреть на суд по поводу столкновения у 314 ретранслятора, но сказал «Ну, как же… у меня тут люди играют»), мастеру по данжам, да и всем-всем (чувствую себя глупо, что начал перечислять, ведь, кого забуду)…

ВКС Альянса, обитателей Шансьи, в том числе команду «Призрачного охотника», N7. Ребята… Для меня вы сделали игру. Адмирал Кастани Дрешер, отец-командир, военный и управляющий. Дина, пилот корабля (прости, не знаю названия), человек который помог утрясти в голове непонятные вещи в правилах по космосу. Джон Терн – искренний и верный агент N7. Другой агент N7 – Джейн Смит, боги, что этот человек творил… На эту игру можно было приезжать просто понаблюдать за ее игрой, в общем, спасибо за все. За самое последнее спасибо отдельное. Джонатан Эмброуз… Капитан, на игре мы не были близки (и с чего бы), но боевые действия так или иначе сближают, а уж вот это сидение в кафе перед поездом, когда «Ну, тогда, чтобы у тебя ощущение было полное…» ты надел плащ, а затем и я верхнюю часть антуража… Доктор Зигфрид. Неплохо получилось с лечением. Каждому с кем рядом мне пришлось сражаться. Технику Джейн, кстати, тоже спасибо за образ. Спасибо, Нэли, жаль, что особо не поиграли. Спасибо Морозову, за отыгрыш и позицию. Спасибо Эсварту.

Спасибо генералу Коррусу, честно говоря, это был прям всем турианцам турианец. Спасибо голосу Совета за то, что были суровы, но не чурались пообщаться с народом.
Спасибо спектру… не помню имени, но он знает. За разговоры, за отличный образ спектра, спокойного и выдержанного.

Спасибо бару «Чистилище», всей команде его. О… как отлично было там проводить время. А эти милые лица и улыбки…

Спасибо Скади. Поверь, это было удовольствием одолжить тебе гитару.
Жаль, что не доехали многие. Но и 50 игроками игра взлетела. Жаль, что данжн был пустоват и немного однообразен, впрочем, ребятам и так приходилось непросто. Зато он был антуражен. Немного странно было видеть людей, не игравших в игру или не знавших бэка… Но тем радостнее было наблюдать, что это практически не влияет. А еще было мало. Вроде и окончилось знатно, но…
Но, в любом случае, повторю одно: «Worth it». Эти два дня стоили очень многого.

  • 1
Вообще было неожиданно в угаре ""Чистилища" нарваться на такой глубокий и емкий разговор.
А приехать-то я приеду, не сомневайся. Мне теперь есть за чем и за кем.
P.S. Это я еще сокращал - событий много

  • 1
?

Log in

No account? Create an account